назад
Постоянный адрес статьи
Дата публикации: 10.12.2008 (Фонтанка.ру)
Автор: Михаил Садчиков
Я человек, склонный к уединению

Группе «Наутилус Помпилиус» 25 лет. Лидер группы Вячеслав Бутусов в юбилей лучшим подарком считает концерт-трибьют, в свободное время пишет опусы, с удовольствием спел бы песни Бориса Гребенщикова... В остальном предпочитает сугубо семейную уединенную жизнь. Об этом и не только солист рассказал в интервью "Фонтанке".

- Слава, поздравляю с 25-летием «Нау»! Для всех рок-фанов это действительно праздник… А для тебя? Что подвигло тебя на такой проект - концерты в Ледовом, а затем в московском «Олимпийском»? Или – кто сподвиг?

- Для меня это тоже праздник. Я человек достаточно инертный и осторожный, чтобы совсем бесстрастно отнестись к концерту в память о группе, которая стала значительным событием в моей жизни. Конечно меня убедили люди (близкие и коллеги), разделившие ответственность за организацию этих торжеств, но и ситуация созрела в разных составляющих – альбом и программа из возобновлённых песен «Наутилуса», некоторые из которых я не исполнял почти двадцать лет.

- В жизни не встречал человека, который сказал бы, что он любит отмечать юбилеи. Все обычно вздыхают, матерятся, но все равно впрягаются в юбилейную телегу и тянут ее… Почему это и с тобой происходит?

- Исключения разнообразят жизнь.

- Как бы ты хотел в идеале отметить 25?

- Для меня достаточно было бы трибьютного альбома, но хороший концерт – это идеальное дополнение… Очень непросто возвращаться в мир призраков, и уж если туда направляться, то совершенно необходимо оценивать свои силы, иначе есть опасность не вернуться туда, откуда ты пришёл. Пребывать одновременно в нескольких реальностях я не умею, одно от другого сильно отвлекает, и от этого начинает нагреваться голова.

- А свои личные 25 помнишь? Та дата была для тебя событием?

- Честно говоря, совсем не помню.

- Почему БГ все зовут Борисом Борисовичем, Шевчука - Юрием Юлиановичем, а Вячеслава Геннадьевича Бутусова – Славой… Долго ли это «безобразие» еще будет продолжаться?

- Меня тоже сейчас довольно часто называют по имени-отчеству. Я уверен, что нефамильярность – это наше полезное качество на ментальном уровне.

- Как возникла идея концерта-трибьюта? Почему в питерском концерте в Ледовом заявлено в два раза меньше групп, чем в Москве? А в курсе ли ты, что у Макаревича 13-го концерт в «Октябрьском», и по идее, он ведь мог успеть в Ледовый, так как Макар любит концерты непродолжительные (обычно 1.50)?

- Идея трибьюта созрела давно и в первую очередь. Количество коллективов определяется организационными особенностями, регламент концерта не должен превышать три часа.

- На сайте одной из рок-радиостанций сообщается, что у «Наутилуса», на самом деле, имеется около 50 нетиражированных песен… Неужели это правда? Ну пять, ну семь, но 50 – это же гигантское число…

- Нет, это какое-то недоразумение. Их может набраться не больше десяти. Это песни, не вошедшие в номерные альбомы.

- Я понял, что эти песни было предложено переаранжировать и перепеть молодым, неизвестным командам и солистам, прислать свои варианты на Наше радио, а там их оценивает «Худсовет» Вадика Самойлова, и автор лучшего старого нового опуса получит право сыграть в «Олимпийском»…

- Трибьютный альбом состоит из двух частей – один диск «Ю-питер», другой диск - гости, в числе которых и молодой неизвестный исполнитель. Из трёхсот участников нужно было выбрать одного, и это оказалось очень нелегко. Таким человеком стал Олег Карпачев с песней «Чёрные птицы».

- И мне, и моему 19-летнему сыну очень нравится, как ты исполняешь песни Цоя. Ей-богу, лучше тебя это никто не делает… А мог бы ты в каком-то сне представить, что Цой спел бы песни Бутусова?

- Нет, это невозможно, а значит, и не нужно… Что касается меня, то вот песни Бориса Гребенщикова я бы исполнил с огромным удовольствием.

- Кстати, о снах… Какие сны тебя донимают или ублажают? Есть ли в твоих снах что-то интересное, толчки к творчеству?

- К великому счастью, в последние годы я перестал видеть сны.

- Меня давно-давно, и безотносительно к твоему или чьему-то другому творчеству, волнует вопрос: куда с годами у композиторов уходят по-настоящему яркие мелодии, куда у поэтов уходят хитовые стихи?.. Расскажи, где и как ты пишешь музыку и стихи?

- Уходят туда, откуда пришли. Я пишу постоянно, потому что девяносто процентов времени провожу в переездах. То, что есть, на том и пишу. Вообще считаю своим долгом заявить, что и фиксировать вовсе не обязательно. Это такой процесс промывания мозгов…

- Шевчук недавно, говоря о тебе, пошутил по-доброму, что, мол, у Славы такой девишник – он живет в сугубо женском окружении, настолько погружен в это, что ни на что другое (например, на участие во многих проектах, в общественно-политической жизни) времени и сил просто не остается…

- В нашем семейном коллективе есть ещё два мужчины – мой отец Геннадий Дмитриевич и мой сын Даниил. Семья – основа всего. Времени на внесемейную деятельность действительно нет. Я и в город выезжаю крайне редко (Слава живет в Царском Селе. – Прим. Авт.). Да и предрасположенности во мне нет к подобной «общественной» деятельности. Я человек, склонный к уединению.

- За годы «Нау» в группе поиграло немало, но, кстати, и не так много (в отличие от того же Аквариума!) музыкантов. Кого ты чаще всего вспоминаешь? Как складывались ваши отношения с Ильей Кормильцевым?

- Я насчитал 33 человека. А отношения с Ильей? Главное, что мы успели попросить друг у друга прощения и, что ещё более важно, простили друг другу все эти мелкие обиды, паразитирующие на поверхности человеческих взаимоотношений. Я собрался с духом и написал песню на стихи Ильи, которые он мне передал незадолго до отъезда в Лондон. Текст называется «Тень», а песня должна была войти в новый альбом «Ю-Питера», но не вошла по причине невозможности использования текста до тех пор, пока не разберутся родственники с «литературным» наследством Ильи.

- Расскажи о музыкантах «Ю-Питера»! Представь хоть в двух словах, а то о них так мало известно.

- В двух словах? Георгий Каспарян – гитара. Евгений Кулаков – барабаны. Сергей Вырвич – бас. Вячеслав Бутусов – вокал.

- Согласен ли ты с мнением, что время рок-н-ролла прошло (как в какой-то свой период прошло время джаза), но на смену ему не пришло ничего особо интересного… Вот и толчется рок в одной и той же ступе…

- Время только и делает, что проходит. А вместе с ним и многое временное уходит. А пришло ли на смену что-то новое интересное – от нас зависит.

- Ты устаешь от людей? Если «да», то это у тебя давно?

- Я уже устал уставать от людей, я ищу способ научиться их любить.

- Есть ли на планете такие места, куда ты сбегаешь от назойливых глаз, поклонников, просто людей, тебя узнающих? Назови два-три таких места!

- Мне достаточно одного такого места – своего дома.

- Почему, в отличие от иных рокеров, ты соглашался на участие в заведомо попсовых проектах типа премии МузТВ? Не жалеешь ли об этом, как говорится, задним числом?

- Я много бессмысленных вещей натворил в своей жизни, и среди них попсовые проекты – не самые страшные.

- О чем вообще жалеешь? О чем в жизни стоит жалеть?

- Стоит жалеть о каждом бездарно прожитом дне.

- Что для тебя – свобода? Что для тебя любовь?

- Осознание возможности собственной самоотверженности. Мне важно понимать, что в любую минуту я готов во всём отказать себе и уступить нуждающемуся. Любовь — это панацея от всех бед и напастей. Хочешь, пользуйся, не хочешь — умирай.

- Будут ли продолжаться твои немузыкальные опыты (проза, стихи, изобразительное искусство)?

- Конечно, это единственное, что я могу позволить себе в незанятое время. С одной стороны, писательство — это моё отдохновение от рутины, так же, как и рисование, а с другой стороны — целенаправленная подготовка к мультипликационной деятельности, которая, по моему мнению, включает в себя все эти осваиваемые элементы сочинительства (музыка, литература, рисование и пр).

- Что думаешь о расползающемся кризисе? Что положительного несет в себе кризис?

- Любой кризис – это испытание перед расцветом.

- Как ты общаешься с внешним миром? Интернет, ТВ, смс, мобильник? Смотришь ли ТВ-новости, узнаешь ли о них по инету?

- Читаю немногочисленные письма в электро-почте. Телевизор смотрю редко на гастролях, без звука, в основном канал «Культура», или про природу.

- Что бы ты ответил сыну на вопрос: что такое «Наутилус»?

- Всему своё время. А вообще-то я вспоминаю «Наутилус» как большое романтическое приключение. И чем дальше, тем с большим чувством благодарности. Во всей этой эпопее было много интересного, весёлого, забавного и полезного.

- С годами твой характер сильно изменился?

- Мой характер не изменился, он просто освоился постепенно.